Есть вопросы? Спросите у нас в разделе "Ответы"

Уроки Керчи: как предотвратить новые убийства и как действовать при стрельбе

Рубрика: Журнал

Как печально известно всему миру, 17 октября в здание Керченского политехнического колледжа зашел студент, 18-летний Владислав Росляков, с оружием, боеприпасами и бомбой. По сообщениям ИА REGNUM, в результате погибли 16 студентов и 5 сотрудников, многие получили ранения (в настоящий момент число госпитализированных достигло 50‑ти), а нападавший покончил с собой. Мы не можем изменить крымские события – но как предотвратить новые трагедии? Ведь стрельба или поножовщина в учебных заведениях происходят не впервые. Не пора ли оборвать эту порочную традицию? О том, как «выявить» потенциального стрелка и как вести себя, если он уже стоит на пороге класса с пистолетом, рассказывают специалисты.

Трагедия в Керчи: как предотвратить

Минута памяти

Действительно, Росляков был не первым в истории, кто решил покончить с собой, совершив перед этим массовое убийство. Давайте вспомним самые нашумевшие случаи:

  • Поножовщина в школе №127 в Перми 15 января 2018 года.
  • Убийство в колледже №42 в Москве 1 ноября 2017 года.
  • Стрельба в школе №1 в Ивантеевке Московской области 5 сентября 2017 года.
  • Трагедия в школе №8 в Находке 18 марта 2016 года.
  • Нападение в школе №39 в Санкт-Петербурге 14 апреля 2015 года.
  • Стрельба в школе №263 в Москве 3 февраля 2014 года.
  • Угроза оружием в школе поселка Лоскутова на окраине Томска 21 сентября 2010 года.

А что же «прогрессивный Запад»? Увы, и там таких случаев немало – некоторые из них психологи и журналисты уверенно называют образцами, «вдохновившими» новых убийц. Так, трагедиями отмечены:

  • Средняя школа Марджори Стоунман Дуглас в Паркленде, Флорида, США, 14 февраля 2018 года.
  • Колледж Каухайоки, Финляндия, 23 сентября 2008 года.
  • Школа в Йокела, Финляндия, 7 ноября 2007 года.
  • Виргинский политехнический институт (государственный университет), США, 16 апреля 2007 года.
  • Средняя школа Колумбайн, Колорадо, США, 20 апреля 1999 года.
  • Политехническая школа Монреаля, Канада, 6 декабря 1989 года.
  • …и многие, многие другие.

По событиям в школе Колумбайн даже снят полнометражный художественный фильм «Слон» («Elephant», 2003). Хотя это была не самая массовая по числу жертв трагедия (погибли 13 человек), именно после нее прокатилась волна «школьных» убийств.

Как же «выявить» стрелка?

Как комментирует ситуацию в Керчи Владимир Губанов, психолог, специалист в психотехнологиях поведения человека в экстремальных и стрессовых состояниях, бывший офицер подразделений специального назначения: «Конечно же, распознать в повседневной толпе психически нездорового человека, который замыслил преступление, задача не из легких. Она практически невыполнима для человека, не владеющего основами психиатрии или дифференциальной психологии. Тут налицо явное упущение врача психдиспансера, выдавшего подростку справку о соответствии его психического здоровья нормативам для получения гладкоствольного оружия. Психологией уже давно разработана типология психических признаков, совмещая которые, опытный врач в состоянии спрогнозировать поведение человека».

Но, быть может, хоть что-то способен понять и непрофессионал? Ведь именно «обычные» люди повседневно общались с тем же Росляковым и его предшественниками. Понятно, что «от хорошей жизни» не идут убивать и умирать. Подумайте прямо сейчас: возможно, в вашем классе или в окружении вашего ребенка есть тихий, мрачный, одинокий подросток. Что у него в голове? Очевидно, что мысленно он вовсе не посылает ровесникам и учителям пожелания любви и счастья. Быть может, еще есть время, чтобы протянуть руку помощи – спасти и его, и десятки других людей.

Несколько конкретных советов от Гиоргия Нацвлишвили, медицинского и криминального психолога: «Стоит понимать, что убийства в школах – это не массовые убийства в традиционном понимании. Это суициды с попыткой забрать кого-то за собой (при этом нередко единственной жертвой такой стрельбы становится сам стрелок).

А компьютерные игры тут не при чем: исследования не подтверждают подобных убеждений наших СМИ.

Если изучить множество случаев, связанных со стрельбой в учебных заведениях, можно увидеть общие моменты, на которые стоит обратить внимание:

  1. Депрессия или любое другое эмоциональное расстройство – большинство школьных стрелков страдали этими недугами.
  2. Демонстративность – они рассказывали о том, что планируют что-то сделать, и повторялось это не один раз.
  3. Увлечение оружием – это также один из важных факторов, но без всех остальных он не имеет значения. Но на всякий случай, если храните дома оружие, убедитесь, что у подростка нет доступа к нему.
  4. Резкая смена настроения – если у подростка долгое время была депрессия, а тут внезапно, что называется, «отпустило», есть основания предполагать суицидальную ажитацию (вместо «депрессивных настроений», у подростка возникает радость, он улыбается и ведет себя жизнерадостно). При затяжной депрессии подобные резкие изменения являются скорее тревожным знаком, нежели наоборот.
  5. Страницы в социальных сетях – обычно подросток также открыто демонстрирует свои планы, некоторые прямо пишут у себя в соц.сетях о своих переживаниях и идеях. Да и подписки на специфические страницы можно посмотреть».

Действия при стрельбе

Как реагировать, если в класс уже зашел человек с оружием? Вероятно, большинство советов испарятся из памяти в столь стрессовый момент, но для тех, кто способен сохранить хладнокровие, попробуем дать несколько рекомендаций от профессионала. Конечно, хочется верить, что они никогда вам не понадобятся.

Андрей Чайников, практикующий психолог, бывший спасатель МЧС: «Рекомендация одна – спрятаться, а если есть верхняя одежда, то скомкать ее и держать перед собой. За партой и дверями вполне можно укрыться, да и пули, которые пробьют препятствие, будут уже ослаблены. Хотя если в руках нападающего автомат или винтовка, то прятаться (под ту же парту) бесполезно: «прошьет» насквозь, и не одного. Геройствовать точно не следует – лучше изобразить испуг, причем раз в 10 сильнее, чем есть. Во-первых, стрелок именно этого и ждет, а, во-вторых, ничто человеческое, в т. ч. жалость, ему не чуждо.

Кроме того, ему надо перезаряжать оружие. Если удалось посчитать, сколько раз он выстрелил, и если знать, сколько у него патронов в обойме, то в этот момент можно нападать. В пистолетах обычно 5-6 патронов, дробовики бывают от 1 до 5-зарядных (это значит, что он может выстрелить подряд до 5 раз). На перезарядку однозначно уходит больше 10 секунд – за это время можно втроем навалиться и ликвидировать любого человека (когда адреналин в крови, это вполне реально).

А вообще эффективнее дождаться перезарядки и всем бежать в разные стороны – это сильно дезориентирует. И бежать не по прямой траектории, а постоянно уклоняться и петлять, мешая стрелку прицелиться. Будет, по крайней мере, замешательство».

Возможно, и учебным заведениям пора внести коррективы в свою деятельность? Очевидно, что вышеуказанные советы требуют некоторой слаженности, подготовки и тренировок. Об этом же говорит и Владимир Губанов: «Здесь не обойтись без наработки конкретных навыков, которые должны преподаваться и отрабатываться с младших классов школы, под руководством психологов, прошедших курс экстремальной и кризисной психологии. Только тогда эти навыки закрепятся на уровне рефлексов и в момент возникновения стрессовой ситуации помогут человеку избежать опасности и сохранить свою жизнь!»

За кем мы повторяем?

На Западе – Эрик Харрис и Дилан Клиболд (Колумбайн), у нас – Владислав Росляков. Там пытаются решить проблему, превращая школы в экипированный танк, и по тому же пути идем мы. Вместо того, чтобы воспитывать и тренировать людей, наполняемся техникой. Да и сам процесс обучения копируем, уничтожая наш – считавшийся лучшим в мире. А вам серьезно нравится результат?..

В заключение приведем еще несколько слов Андрея Чайникова: «Проблема в том, что мы пытаемся систему образования сделать какой-то неприступной крепостью: металлоискатели, детекторы… На самом деле, это просто демонстрация некой «зоны безопасности». Сама видеокамера никогда никого не спасала, а лишь фиксировала УЖЕ совершенное преступление. Тратим кучу денег и создаем лишь иллюзию. Вахтерами работают в основном пожилые люди, которые чаще всего не готовы к реальному задержанию. Особенно если человек здесь же учится: уж он-то прекрасно знает, как пронести оружие или пройти мимо охранника. Все эти дистанции, барьеры, заборы – ничуть не защищают, но крепко раздражают, да и запреты притягивают. Раньше люди в школу заходили, как к себе домой: в деревнях дети, бывало, и спать оставались в классах, если до соседней деревни далеко. И никто там никого не убивал».

Мухина Ольга
журналист
Специально для Mama66.ru
    Свежие вопросы на сайте
    Оставить комментарий